vepdui: (Default)
Финно-угорские традиционные культуры буквально пропитаны темой смерти. Где-то глубоко в подсознании ученых финнов и эстонцев это всё есть.

Наличие в сыворотке крови определенных маркеров свидетельствует о риске умереть в течение ближайших 5 лет, установила группа ученых из Финляндии и Эстонии, сообщает YLE.


b67dd5e04a00a7d1ec3b5d4dd62c6198d5250709
Иллюстрация beforeitsnews.com

Связь маркеров со смертностью сохраняется при том, что в исследовании учитывались и другие общие факторы риска, такие как, например, нездоровый образ жизни. Ученые верят, что результаты исследования могут быть использованы для того, чтобы своевременно направить людей на лечение.

О находке финских и эстонских ученых первым рассказал медицинский журнал Plos Medicine.

Yle.fi

vepdui: (Default)
С незапамятных времен у мордвы, издревле населявшей большую часть юга Нижегородской области, существовал ряд легенд, преданий, сказок, рассказов и даже песен о том, что давным-давно этот народ и его предки хоронили своих умерших на деревьях и помостах.

DETAIL_PICTURE__92325323
Фото mk.ru

Данные истории и фольклора

Действительно, некоторые исследователи считают, что у мордвы в глубокой древности существовали наземно-воздушные погребения. Фольклорные и поздние этнографические материалы указывают на бытование у этого финно-волжского народа и его предков обычая захоронения умерших в развилке дерева, подвешенными на ветвях деревьев или на специально оборудованных помостах, как это делали до недавнего времени многие народы Сибири и Дальнего Востока. Ученые считают, что подобная погребальная обрядность была свойственна древним дьяковским и городецким прафиннским племенам, с I тысячелетия до н.э. заселявшим обширную территорию Среднего Поволжья и волго-окского междуречья. В древности на территории нынешней Нижегородской области происходили начальные этапы формирования ранних поволжских финнов, в археологическом плане представленных двумя близкородственными культурами – дьяковской и городецкой. Интересно, что именно дьяковцы и носители городецкой культуры считаются одними из предков современных поволжских финнов – мордвы и марийцев, а также исчезнувших еще в средние века племен меря и муромы.

Однако, к сожалению, погребальный обряд древних предков финно-волжских племен практически неизвестен, так как несмотря на все старания археологов для дьяковского и городецкого этносов не обнаружено ни одного грунтового могильника – и это при том, что известные науке городища, например, городецкой культуры, исчисляются сотнями, располагаясь по достаточно протяженному участку поймы Оки. Что касается ненайденных погребений в грунтовых могильниках дьяковской и городецкой культур, такое обычно бывает тогда, когда древние люди предпочитали хоронить своих умерших не в грунте, а на помостах, в домиках мертвых, на деревьях, в воде или посредством кремации.

Первое упоминание о поволжских воздушных погребениях сделал арабский путешественник X века Ибн Фадлан, который сообщал об увиденном им в Поволжье следующее: «Делают для него (покойного. – Авт.) ящик из дерева хаданга (белый тополь), кладут его внутрь него, заколачивают его над ним и кладут вместе с ним три лепешки и кружку с водой. Они ставят для него три куска дерева наподобие дышел, подвешивают его между ними и говорят: «Мы помещаем его между небом и землей, его постигнет дождь и солнце… И он остается подвешенным, пока не износит его время и не развеют ветры».

Интересно, что XIX веке в Терюшевской волости (ныне Дальнеконстантиновский район) Нижегородской губернии на кладбищах у мордвы-терюхан можно было увидеть языческие погребальные срубы в виде домовин или срубов – некоторых подобий «домиков мертвых» установленных поверх могил. В 1843 году, объезжая мордовскую паству Терюшевской волости, епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий Сеченов увидел на мордовском кладбище села Успенского (ныне село Сарлеи) группу языческих срубов и распорядился их сжечь. В дальнейшем это стало причиной терюшевского восстания.

Отголоски надземных (воздушных) захоронений у мордвы зафиксированы исследователями еще в XIX столетии. В частности, этнологи отметили бытование этого обряда у эрзи сел Сабаево и Давыдово в Кочкуровском районе соседней Мордовии. Там умерших зимой или ранней весной хоронили в лесу, однако вместо традиционного погребения в землю гробы с покойными, изготовленные из двух выдолбленных колод, крестьяне подвешивали на деревья. Подобное явление можно объяснить нежеланием селян долбить примитивными орудиями труда мерзлую почву. Кроме того, в указанных населенных пунктах такое практиковалось в условиях сезонного отсутствия переправы через Суру, потому как погост находился за рекой. Когда же весной земля достаточно прогревалась, селяне снимали гробы с деревьев и закапывали в могилы. Нечто подобное было отмечено и в селе Налитово Дубенского района Мордовии, а также у мокшан села Лебежайка Саратовской губернии. В последнем «зимних» покойников вообще не носили на кладбище, а зарывали по весне вместе с гробами под теми березами, на которых они висели зимой.

Read more... )

vepdui: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nataliselvinier в Мрачное воскресенье

Венгры имеют репутацию депрессивной нации. Я бы сказала, что они, скорей, очень эмоциональны и поэтому если уж печалятся, то от всей души (также и наоборот: если радуются - то на весь автобус или где вы вдруг оказались вместе с ними).

В конце 30-х годов (возможно, это был год 1936-й) в Венгрии произошел ряд самоубийств с одинаковыми декорациями. После зараза распространилась по всей Европе, включая островную ее часть, а затем и океан переплыла.

Музыкальным сопровождением всех этих печальных историй бессилия человека перед жизнью послужила песня, родившаяся в элегантном предвоенном Будапеште. Хотя, может быть, песня-то и была причиной трагических развязок. По крайней мере, все самоубийцы так или иначе давали знать о ее причастности к их смерти.

Да и сам ее автор, непременно венгр, "пытался покончить с собой, бросившись с крыши, но выжил и повесился в больнице".

Вот эта песня в двух вариантах: в исполнении главной героини одноименного с песней фильма (на венгерском) и в современном исполнении (на английском) с кадрами из того же фильма.

Фильм можно и целиком посмотреть - только осторожно, а то мало ли что (хотя меня эта песня настраивает исключительно на романтический лад). Фильм, к тому же, снят совместными усилиями Венгрии и Германии, а их совместные усилия однажды, помнится, до добра не довели.

Да, песня называется "Мрачное воскресенье". Автор - Режё Шереш





P.S. Деда Вепдюя. Интересно как, и одна из моих любимых певиц перепела на английском - Heather Nova. То то я думаю, чего мне так нравится ее меланхолия с Бермудских островов, откуда она родом. А она культовые угорские песни перепевает. Люблю слушать ее во время путешествий по северным русским да финно-угорским землям. Когда за окном тянутся леса темно-зеленые.

vepdui: (Default)

Фото с Родины отца. Вот такое прямо скажем, по финно-угорски спокойное отношение смерти при одновременном табуировании прямых названий - Ритуальная помощь. И реклама Кока-колы и Пепси при магазине гробов, крестов и венков.  Будешь пить Коку с Пепси - скоро помрешь!

vepdui: (Default)

Как пишет 14 октября норвежская газета Aftenposten, скелеты 94 саамов, изъятых из своих могил в местечке Нэйден (губерния Финнмарк, Западная Саамия) в 1911 году возвратят в свои могилы.

Останки коренных жителей Финнмарка выкопали в исследовательских целях и поместили в Университет Осло. Сейчас этот акт был признан расизмом по отношению к коренному населению Северной Норвегии, поэтому Правительство выделило в бюджете деньги на их перезахоронение.

Profile

vepdui: (Default)
vepdui

March 2014

S M T W T F S
      1
234 5 6 7 8
9 10 11 12 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios